nenenПарный полет холонавтов
Оптимальной работой при холотропной терапии — и это было выявлено еще в психоделической терапии — является поддержка всего, что возникает. И оптимальной стратегией работы в пиковых ситуациях является работа групповая, а внутри группы – парная: один человек отправляется в холотропное путешествие, а второй находится рядом и бдит, охраняя пространство переживаний первого.

Как это началось

Сама по себе идея разбиения группы на пары родилась у С.Грофа во время его работы резидентным преподавателем в Эсаленском институте. Как-то во время одного из семинаров у него возникла мысль разбить группу на пары, где один человек дышит, а другой помогает. И в этот раз результаты сессии превзошли все ожидания. Гроф убедился в важности «включенного» ассистирования во время психоделической терапии, когда при переживании травмы в необычных состояниях сознания, человек, если он один, вынужден контролировать ситуацию, оставляя какую-то часть себя в виде контролера, и само по себе это уже не дает возможности проявиться более глубоким и сущностным энергиям. А только проявление их, возможно, и откроет пространства, общие с «источником» невроза, психоза или серьезной психосоматической проблемы. Если я снимаю всякий контроль, то напарнику следует взять его на себя. Процесс передачи контроля взаимный, и, конечно, если люди ни разу не присутствовали при том, что происходит в сессиях холотропного дыхания, то их может повергнуть в ужас проявления глубинных проблем: демонического одержания, перинатальной динамики, необычных экстатических проявлений, сложных моментов сексуальной динамики и т.д. Но какие бы формы не принимал процесс исцеления, как бы он странно не выглядел, — это прорыв организма к целостности, интеграции, через спектр необычных состояний и переживаний, многие из которых напоминают острую патологию.
Другой момент, связанный с важностью ассистирования, состоит в том, что ваш напарник в любой момент может нуждаться в помощи: в простом поглаживании, поддержке, знании того, что рядом кто-то есть, на вас могут проецироваться фигуры значимых других: отца, матери, врагов, друзей, врачей и т.д.
Третий момент связан с сокровенным моментом хранения и защиты уже на более глубоком уровне охраны матерью — своего ребенка, ангелом — своего избранника, духами — своих подопечных. Ибо глубинная психологическая работа — это внутреннее путешествие, в котором мы всегда встречаемся с мощными психическими силами, и для того, чтобы пройти свой путь героя или героини, необходима помощь Хранителей.

ХРАНИТЕЛИ И СВИДЕТЕЛИ

Многие помнят роль Защитников в мире магов, о котором рассказывает Кастанеда. Мир шамана, его космос наполнен всевозможного рода духами, которые настроены нейтрально, враждебно, либо благожелательно к человеку. И прежде, чем отправиться в путешествие, шаман всегда заключает с ними контракт, с тем, чтобы они охраняли его на пути. Смысл такого ритуала можно понять даже из повседневного опыта: если вы, белый, находясь в Нью-Йорке, отправляетесь далеко по Бродвею на чужую территорию за 120-ю улицу, вы попадаете на территорию Гарлема и тогда, если у вас нет чернокожего друга, вы очень сильно рискуете вернуться назад без головы. Просто потому, что та территория – чужая.
То же самое относится ко всем районам проживания людей, скажем, в Москве вы попали на чужую территорию, или наступили на пятку какому-то мафиози, не откупились вовремя. Это обычный опыт в обычном мире.

…У каждого учения имеются свои хранители, у каждого человека имеются друзья и защитники, и в данном случае, разбиваясь на пары, мы тем самым сразу на нескольких уровнях человеческих взаимосвязей моделируем эту ситуацию охраны. Сидящий – это олицетворение всех хранителей, всех защитников. Он охраняет пространство переживания, он тот, кто находясь с партнером в самой сокровенной связи, дает возможность дышащему холонавту бесстрашно, без всяких сомнений отправиться в свое путешествие. И именно исходя из понимания природы холотропного сеанса и тех сил, которые в нем задействованы, и организуется парная структура сеанса.

Конечно, ситуация взаимодействия между дышащим и сидящим является одной из ключевых. Поэтому очень важно доверять своей интуиции, относительно того, с кем бы вам хотелось дышать. Послушайте свое сердце, послушайте своего ребенка, будет ли он чувствовать себя безопасно, надежно, вовремя ли ему подадут все необходимое, вызывает ли кандидат у вас стопроцентное доверие. Лучше проявить твердость и сказать: «Извини, я тебя уважаю, но в данном случае мне хотелось бы найти партнера, к которому интуитивно я чувствую большую возможность раскрыться; может быть, через несколько дней таким партнером будешь ты, но на данном этапе у меня есть свои проблемы и свои недоверия». Будьте здесь прямы и честны, заботьтесь о себе.

Если говорить о качестве связи и уровне взаимодействия между партнерами, то обычно употребляются такие термины как эмпатия, сочувствие, имея в виду то, что мы переживаем чувства другого человека, способны слиться с его переживаниями. Говорят о сопереживании, нахождении в одном пространстве. Эти слова, в общем-то, являются правильными, но они рискованны. Рискованны тем, что, попадая в пространство вашего подопечного, вы можете потерять свою главную функцию хранителя. Ваша задача не просто сопереживать, находиться в одном пространстве и чувствовать, что происходит с вашим подопечным. Переживания могут быть столь сильными, что вы сами можете войти в процесс, отдавшись сопереживанию. Ваша задача, прежде всего, проявить незыблемую стойкость и охранять. Чтобы не быть втянутым в процесс, необходимо разобраться с принципиальным отличием между близкими, но непохожими вещами — между эмпатией, т.е. нахождением в одном пространстве чувств, — и состраданием. Сострадание радикальным образом отличается от сопереживания или жалости. Сострадание – это проявление силы, ибо по-настоящему сострадательным может быть только человек знания, все остальные обречены на сочувствие и эмпатию, которые непременно вовлекут нас в ловушку и лишат сил и ясности. Наибольшая уловка жалости состоит в том, что она лишает знания. Есть несколько критериев, по которым вы можете определить, в каком состоянии вы находитесь, насколько вы вовлечены в процесс, насколько вы находитесь в состоянии безупречной помощи.

Один из критериев отличия сострадания от сочувствия состоит в том, что вы не мешаете человеку проявляться, даете ему пространство. Быть сострадательным – это значит принимать человека, как он есть и при этом не осуждать по всем внутренним самым сокровенным слоям. Давание пространства — это и есть прямое проявление сострадания. Кто может дать пространство человеку, проявиться как он хочет? Только тот, кто не боится ничего, кто сам спокоен в отношении себя, кто не боится никакого покушения на свою территорию, кто бесстрашен, кто присматривает за подопечным как всегда готовый к защите безучастный свидетель.

ТАНЕЦ ХОЛОНАВТА

Оптимальную стратегию дышащего можно описать очень коротко –быть совершенным актером. Что значит быть совершенным актером? Это значит быть полностью в переживании, но не быть этим переживанием. Если кто-то из вас когда-нибудь занимался актерским тренингом, наблюдал за тем, как играют актеры, он видел, что совершенный актер всегда свободен. В чем естественность игры совершенного актера? В том, что он находится в образе, но не повязан ролью, он действительно живет в ней. Поэтому, что значит быть в переживании? Это значит не навязывать себе никакого переживания, не программировать переживания, принимать все, что приходит по всем слоям. По слою тела какие-то чувства возникают – не отбрасывайте их, если захочется двигаться –двигайтесь, входите в роль человека, который занимается глубинной работой, сохраняя ощущение легкости игры, какой бы, может быть, сложной ни была эта роль в данный момент.

Находясь в сеансе, вы должны дышать, что необходимо для переноса энергии и катализирования необычных состояний сознания. Вы дышите глубже и чаще, чем обычно. Задача сидящего состоит в том, чтобы напоминать о дыхании, для некоторых это может быть сложно и некоторых нужно, что называется, прокачивать, просто помогать, напоминать, поощрять, дышать вместе с ними для того, чтобы пройти барьер защиты. Чаще всего невозможность интенсивно дышать связана с тем, что материал, который поднимается, кажется, уже издалека, слишком опасным и страшным. Именно с этим связано большинство дыхательных блоков. Здесь всегда можно помочь человеку продышаться.

Итак, в состоянии совершенного актера, вы спонтанно играете, танцуете свой танец, танец переживания — не в буквальном смысле, когда некоторые встают и начинают танцевать (это уже защита). Рекомендуется, чтобы даже если в какой то момент спонтанно вы начали двигаться стоя, все равно стараться заземляться и ни в коем случае не отдаваться таким коллективным дискотекам, как бывает на некоторых семинарах (я случайно видел как иногда холотропное дыхание вырождается в коллективные танцульки).

Все, что возникает спонтанно, имеет некий смысл или резонирует с тем, что имеет большой смысл для исцеления. И вот, оставаясь в зале, оставаясь собой, вы в то же время не мешаете себе входить в ситуацию переживания. В этом наиболее оптимальная стратегия участника. Не отгонять, не говорить: «Нет, сюда я не пойду ни за что, это слишком страшно!» или «Неужели мне это может привидеться – какой кошмар!» Не бойтесь, входите в переживание, приглашайте его, рассмотрите, будьте исследователями его. И может быть, если вас начнет затягивать, поиграйте в этом переживании, смените роль, но в то же время находитесь и в зале, помните, в то же время, какой-то частью, что вы находитесь здесь, что рядом находится сидящий холонавт, что это у нас учебная ситуация.»

В.Майков «Парный полет холонавтов»